Как найти подход к ребенку·Статьи·Статьи об отношениях и любви

Лучший способ отучить ребенка воровать – совершенно не то, что вы думаете

Ваш ребенок ворует? Вот неожиданный и уважительный способ, который выбрал отец, чтоб справиться с воровством своей дочери.

«Моя дочь украла 20 долларов у своего дяди, когда ей было 7 лет. Она увидела их в вазе и засунула себе в карман.

Она почувствовала всю тяжесть того, что сделала, и пришла поговорить со мной вскоре после того, как мы вернулись домой. «Пап, я украла 20 долларов у дяди, и теперь не знаю, что делать.»

Эти невинность и открытость — то, что я всегда старался взрастить в ней. Я был так тронут доверием, которое она мне оказала.

Первое, что я сделал, — это обнял ее и поблагодарил за то, что она рассказала мне об этом. Я сказал ей, что доверие значит для меня все. Я хотел, чтобы она знала, что ей не обязательно каждый раз поступать правильно.

Как работать с неприятными ситуациями и верить при этом в своего ребенка

 Избегать неприятных, беспорядочных вещей в нашей жизни – не только неэффективно, но и невозможно.  Задача состоит в том, чтобы разобраться с этим беспорядком вместе, оставаясь заодно. Именно здесь происходит самое глубокое совместное обучение. Мы запрыгнули в это болото вместе. 

Процесс обучения сам по себе грязный.

Иначе и быть не может. Когда мы учимся, мы совершаем ошибки, затем анализируем и учимся на них. Мы пробуем снова — и снова делаем ошибки. Именно так мы сознательно развиваемся.

Это работа, грязная работа.

Когда мы осуждаем грязь и беспорядок, а не работаем с ними, мы не способны проникнуть в глубину вещей.

Воспитание детей – это глубокий процесс.

Взросление – глубокий процесс.

А в глубоких вещах всегда найдется грязь и беспорядок.

Я не сказал ей, как она должна чувствовать себя, и я не проецировал на нее свои собственные чувства. Я не сказал ей, что воровать неправильно. Я лишь удерживал открытое, свободное от осуждения пространство, чтобы она могла заглянуть внутрь себя и увидеть то, что она нашла.

Я хотел, чтобы она знала, что моя любовь и принятие безусловны.

Самым сложным в этом для меня было то, что я знал, они должны быть безусловны на самом деле, а не только на словах.

Мне пришлось бороться против традиционного мышления внутри меня, мышления, которое видит ошибку — и сразу же хочет исправить ее.

 Вместо этого я понял, что ошибки — это процесс обучения, и я доверил ее сердцу направлять ее.

 Нет ничего более ценного или могущественного, чем это доверие.

 Ошибки — это часть нашего жизненного пути.

 Я знал, что она не побоялась рассказать мне об этом, потому что знала из своего опыта, что не будет осуждена. Она знала, что я увижу ее прекрасной и любящей, несмотря на то, что она украла.

 И, еще больше я видел ее внутреннюю красоту и доброту не «несмотря на» этот поступок, а благодаря ему.

 — Я радовался ее человечности.

 — Я радовался ее уязвимости.

 — Я радовался ее ошибкам, потому что благодаря им она учится.

 В следующий раз, если она подумает о том, чтоб украсть что-то, ей не нужно будет скрывать это от меня. Какая замечательная возможность для меня помочь ей научиться прислушиваться к своей совести! Многократные возможности для ребенка заглянуть внутрь себя во время совершения поступка, чтобы найти свое внутреннее руководство.

pexels-photo-220455 (1)

Я слишком много раз видел и переживал на личном опыте пагубные последствия контролирующего и наказывающего мышления. Это создает настолько большую пропасть и недоверие, что мятежный подросток, у которого нет никакой связи со своими родителями, становится практически неизбежной данностью.

Я хотел другого результата. И я знал, что для этого я должен поступать совершенно иначе.

Союзники: как мы вернули украденную купюру

Она закрыла глаза и прислушалась к своему внутреннему «я». Я видел, как она думала о том, кто она, кем она хочет быть, спрашивала, какие отношения она хочет иметь с собой.

 Это сложные вопросы.

 Она смогла погрузиться в истинный контакт с самой собой, потому что ей не нужно было защищаться от меня каким-либо образом. Она не боялась меня и не чувствовала необходимости заслужить мое одобрение.

Это был прекрасный момент глубокой саморефлексии.

 Она открыла глаза, вздохнула и сказала: «Мне не очень нравится это ощущение. Я бы хотела вернуть эти деньги.»

 Этот истинный момент наедине с собой так важен. Ее чувство раскаяния и желание загладить вину исходили из самого сердца, потому что она не должна была оправдывать мои ожидания. Мне кажется, это и есть семена настоящей добродетели.

 Это решение имело большое значение, потому что, даже если бы она захотела оставить себе 20 долларов, я бы поддержал ее. Я не хотел, чтобы она чувствовала, что ее осуждают. Но я также знал, что разговор бы на этом не закончился. Тема не была бы закрыта навсегда.

 И теперь, когда она доверяла мне, она почувствовала себя достаточно безопасно, чтобы включить меня в свои рассуждения.

 Мы обдумали этот процесс вместе. Она спросила меня, что ей делать, и мы обсудили широкий спектр различных решений.

 Мы провели мозговой штурм множества способов, которыми она могла бы воспользоваться. Некоторые идеи были серьезными, а некоторые – шутливыми:

 — Оставить деньги себе и забыть об этом.

 — Вернуть их и лично попросить прощения.

 — Отдать их на благотворительность, если ей будет слишком страшно их вернуть.

 — Я верну их вместо нее.

 Я хотел дать ей как можно больше вариантов.

 Это был творческий процесс, и в итоге мы разработали план.

 Мы пойдем к дяде в гости, и я отвлеку его. Она воспользуется отвлекающим маневром, чтобы положить деньги обратно в вазу, а потом мы уйдем.

Когда мы пришли домой к ее дяде, я попросил его показать мне что-то на компьютере. Мы вдвоем пошли в дальнюю комнату, а моя дочь подложила 20 долларов обратно в вазу, где она их нашла. Я вышел через несколько минут, и мы ушли с чувством победы, ощущением нашей связи и торжества.

 Это НЕ попустительство.

 Это наставничество.

adult-bride-child-1250452

 Последствия даже и близко не могут стоять рядом с этим уровнем вовлеченности.

 Она извлекла урок из собственного процесса мышления, но она была не одна. Я не отошел в сторону, оставив ее на произвол судьбы.

 Я был с ней во время этого процесса. Я создал для нее пространство безоговорочного принятия, где она могла быть честна в своих мыслях и глубоко чувствовать себя. Я верил в ее процесс обучения, поэтому мне не пришлось заставлять ее. Я помог ей заглянуть в ее собственное сердце.

 Как много я бы отдал, чтобы вырасти вместе со взрослыми в моей жизни, которые принимали бы меня, несмотря ни на что!

Последствия научили меня, как не попадаться 

В детстве у меня был совершенно противоположный опыт. Когда мне было 7 лет, моя 4-летняя сестра сказала мне, что хочет, чтобы я украл для нее какую-то косметику. Я почувствовал напряжение. Это было похоже на вызов, а она, казалось, очень сильно этого хотела, поэтому я решил принять его.

 Это было очень сильное чувство, а ощущение собственной силы было тем, с чем я не так уж часто имел дело в своей жизни.

Когда мы вернулись домой, моя сестра рассказала все нашим родителям, и они пришли ко мне в комнату очень расстроенными. Я чувствовал себя преданным и обманутым. Мои родители были так злы. Мой отец отвел меня обратно в аптеку.

Мне сказали, что я должен вернуть вещь, извиниться и предложить заплатить за нее.

Я все еще помню, как дрожал, когда входил в магазин. Я чувствую вес этого пластикового контейнера в руке.

 Я помню тяжелое чувство стыда, когда смотрел на эту молодую продавщицу.

 Я сказал: «Я украл эту косметику и хочу заплатить за нее, простите, я сожалею.»

 Я не сожалел.

 Я был пристыжен, смущен, напуган и зол.

Она взяла ее у меня и спросила: «Зачем ты это украл?»

 Честно говоря, у меня не хватило слов, чтобы объяснить все сложные причины, которые привели меня к такому выбору. Тому были веские причины, произраставшие из внутренней боли и чувства бессилия.

 Если бы кто-нибудь нашел время разобраться в том, что я чувствовал, чего я жаждал и что я компенсировал, они могли бы наладить со мной связь и помочь мне пережить то, через что я проходил.

 Но никто этого не делал. Никому бы это и в голову не пришло. Поэтому я сказал просто: «Я не знаю».

 Когда я попытался заплатить за ту вещь, она не захотела брать деньги.

Я настаивал, а она сказала «нет».

Я снова настоял, и она сказала: «Нет, милый, ну правда, все в порядке.»

Когда я размышляю об этом сейчас, мне забавно, потому что мы спорили очень долго.

 Я помню это, потому что это был неожиданный момент доброты среди всего того отвержения и осуждения.

 Мой отец в конце концов сказал: «Забудь об этом, Вивек», — и мы ушли.

 Научился ли я не воровать? Нет.

 Понял ли я, что воровать неправильно? Нет.

 Я определенно понял, что мои родители считали это неправильным. Но это заставило меня захотеть украсть что-нибудь еще сильнее!

 Это также заставило меня лучше стараться, чтобы меня не поймали.

 В итоге, я продолжал воровать годами. Когда меня ловили, и это приводило к последствиям, меня это совершенно не волновало – как с гуся вода.

 Неважно, что это было, я просто не позволял, чтобы это как-то трогало меня. На самом деле, мне было даже немного весело быть пойманным. У меня сердце начинало сильно биться, и я чувствовал резкий скачок адреналина. Также мне было совершенно все равно, если кто-то говорил, что больше не доверяет мне. Это, безусловно, увеличивало мое чувство стыда, но сам стыд в значительной степени и был причиной, по которой я продолжал красть.

Я не считал себя заслуживающим доверия.

Мне было просто все равно.

 Чему я научился из того опыта, когда меня заставили вернуть косметику, — так это тому, что, когда у нас есть власть, мы можем заставить других людей действовать против их воли.

pexels-photo-551590

 Как бы это было важно для меня, если бы они смогли принять тот факт, что я могу совершить ошибку, и дать мне понять, что это нормально.

 Если мы сможем помочь нашим детям почувствовать, что их любят и поддерживают, они научатся действовать из сострадания, а не из страха. Именно так мы учим их ответственности.

 Поставьте себя на место вашего ребенка

 Рассмотрим, например, ситуацию из жизни взрослого человека. Представьте, что вы разбили телефон своего хорошего друга. Может, вы случайно уронили его, а может, вы бросили его в порыве гнева. В любом случае, вы, вероятно, предложите заплатить за него или, по крайней мере, внести свой вклад, особенно если это хороший друг. Важный вопрос, который нужно задать в такой ситуации, — это платите ли вы за телефон, потому что боитесь того, что друг подаст на вас в суд или вызовет полицию?

Или потому, что вы заботитесь о своем друге и уважаете ваши с ним отношения?

А может, также и потому, что вы уважаете самого себя?

Такое уважение к себе и другим является подлинным зерном ответственности, а не страхом перед последствиями.

 На самом деле, даже если бы вы знали наверняка, что не будет никаких последствий, как если бы ваш друг сказал: «Не беспокойся об этом», потому что он был бы добрым человеком, даже тогда вы, возможно, захотите заплатить, потому что вы чувствуете заботу и ответственность.

Это не настоящее раскаяние, когда мы реагируем из страха перед последствиями. Если последствия исчезнут, то исчезнет и наше раскаяние!

 Помню тот день, когда я понял, что могу вынести любое наказание, какое мои родители способны для меня придумать, —  и это ничего не изменит.

Я ожесточил свое сердце по отношению к ним.

 Когда люди оперируют из сочувствия и сотрудничества, а не из страха, они часто делают все возможное, чтобы позаботиться о другом человеке, даже когда это очень непросто. Это одно из величайших качеств, которые дает нам человечность. Мы способны на большие поступки из доброты и мужества.

 Обучение ценностям — это не коррекция поведения 

Это совершенно другой подход к обучению ценностям. Речь идет не об изменении поведения, а о формировании более глубоких и доверительных отношений, в которых можно бесстрашно говорить о сложных вещах.

 Это то, что сохранится даже в самые трудные времена.

 Моей дочери сейчас 22 года, и мы лучшие друзья. Между нами царит глубокое уважение и доверие. Мы являемся партнерами по обучению, идущими по жизненному пути вместе. Она знает, что как бы сложно ни было, я не буду осуждать ее. Она может рассчитывать на мою поддержку, и она ищет ее.

Это стоило того —  всей той работы, крови, пота и слез сострадания и честной саморефлексии, -чтобы иметь такие отношения.

 Я не скажу, что она больше никогда ничего не крала. Она делала это несколько раз, и мы прошли через это, мы справились.

 Вместе мы изучали и исследовали различные жизненные проблемы. Воровство не стало привычкой. Ей не нужно было использовать его, чтобы что-либо доказать.

 Это и есть тот урок, который был мне нужен, чтобы помочь мне справиться с воровством.

Дети, которые действуют опасным или саморазрушительным образом, должны чувствовать, что о них заботятся. Я помню, что часть меня перестала верить, как это важно – заботиться о других.

 Как родители, мы можем показать нашим детям, что забота важна. Мы можем показать им, что даже в боли, даже в стрессе, даже во времена борьбы можно быть добрыми и любящими. Можно выбрать путь сострадания.

 Дети учатся на таких примерах намного лучше, чем если бы они прослушали 100 лекций.

 Мое воровство продолжалась более десяти лет.

Когда мне было двадцать с чем-то, у меня было прозрение совести, и я понял, что я не тот человек, которым бы мне хотелось быть. Кражи и другие мятежные «действия» всегда были реакцией на мою непроработанную боль и травмы. На мои испорченные отношения с самим собой.

 Учим наших детей отношениям, а не тому, что такое «хорошо» и что такое «плохо» 

Давайте сосредоточимся на построении отношений с детьми, а не на том, что кто-то совершил плохой поступок. Позитивное взаимодействие более эффективно влияет на наших детей в положительном направлении, но требует осознания того, что наши усилия должны быть направлены на демонстрацию принятия и связи.

 Это, конечно, очень сложно, потому что чьи-то правильность и неправильность являются так глубоко укоренившимся аспектом нашего общества. Невозможно повернуть налево или направо без того, чтобы наши действия не были бы отражены обществом, как правильные или неправильные.

Выбор другого способа установления отношений требует усилий и внимания. Чем больше мы смотрим на наши старые привычки мышления, чувства и действия, тем глубже мы видим, как глубоко в нас сидят модели принуждения.

Эти модели растянулись на поколения, как в культурном, так и генетическом плане, на протяжении тысячелетий, и это тяжелый груз, который нужно с себя сбрасывать. Старый образ мышления силён и будет бороться до последнего вздоха. Вот почему я всегда говорю, что это Путь Воина.

Нелегко выбрать связь и доброту с нашими детьми, когда они делают то, чего мы не одобряем. Чувство, что мы должны дать им какое-то последствие, настолько сильно в нас.

Часто это похоже на битву, где мы и герой, и враг. Мой учитель однажды сказал мне: «Нет никакого врага. Единственный враг — это твой разум.»

Когда этот враг хочет, чтобы я критиковал, я выбираю сочувствие.

Я предпочитаю сопереживать себе и своему ребенку.

По мере того, как мы учимся принимать свои собственные сложные чувства, и взаимодействовать с ними, нам становится легче принимать наших детей в самые трудные моменты их жизни. Именно тогда мы сможем оказать им самую большую поддержку. Когда они чувствуют, что мы рядом с ними, а не выше их, что мы не осуждаем их, они открывают свои сердца и доверяются нашему руководству.

Мы должны помочь этим молодым людям вновь обрести связь с самими собой, осознать свою значимость и ценность. Это фундамент самоуважения, а самоуважение является основой уважения к другим.

Давайте откажемся от убеждений о необходимости наложения последствий, и найдем способы передать любовь и ценность нашим раненым молодым людям.

Если мы работаем над установлением такого доверия и связи, особенно в сложные времена, наши дети придут к нам, когда украдут что-то или сделают какую-то большую ошибку и скажут: «Знаешь, я сделал это, и теперь мне нужна помощь».

Это доверие — величайший дар, который мы можем им предложить, и величайший подарок, который мы можем получить взамен.

Перевод: Мама Нового времени
Источник: https://www.handinhandparenting.org/2019/06/how-to-stop-my-child-stealing/

Дорогие гости сайта! Подписывайтесь на мою страницу в Facebook, чтобы первыми узнавать о новых статьях!

Также подписывайтесь на мой канал Youtube, где я рассказываю о психологии детей и даю интересные трюки для того, чтоб лучше понимать ребенка и находить к нему подход в любой ситуации.

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s